November 12th, 2019

аватарка

Навальное...

Опять Лёха Навальный катком прошелся по чьей-то заграничной недвижимости. Опять режет правду-матку почём зря.



З.Ы. Этот Лёха ну чисто подонок! Даже хуже большевиков!
Те хотели просто землю крестьянам отдать, а этот хочет у уважаемых людей отжать собственность. Это недопустимо!



И да, если кто считает, что Лёха (слово неясной этимологии) то почему те, кого он обидел своими расследованиями, не подают на него в суд? Казалось бы, вот Лёха, вот он обзывает
в коммуникационной сети интернет уважаемого человека скотиной, вором и коррупционером. Ну и почему бы этим обиженным не подать иски в суды и не разорить Лёху вчистую? Ну раз они такие честные и неподкупные? Тем более обижает он своими расследованиями не просто абы кого, а людей которые обладают административным ресурсом. Но что-то не спешат обиженные в суды...

А досе, пока Лёха не таскается по судам в виде ответчика, буду пока считать, что всё, что этот инностранный наймит брешет в своих роликах - правда.



Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
аватарка

Конфискационное...

(с)

Конституционный суд не нашел противоречий с Основным законом в нормах, позволяющих изымать в пользу государства имущество, если оно приобретено на доходы, законность которых не подтверждена любыми лицами, а не только чиновниками и членами их семей, указанными в законе о контроле за расходами госслужащих (супруги и несовершеннолетние дети).

Об этом говорится в отказных определениях Конституционного суда по жалобам экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко, его родных и знакомых, которые опубликованы на сайте суда. В 2017 г. Никулинский суд Москвы изъял у заявителей имущество на сумму более 9 млрд руб., придя к выводу, что официальные заработки Захарченко и членов его семьи явно не позволяли приобретать автомобили и недвижимость в таком количестве.

Заявители, в числе которых родители Захарченко, его сестра и бывшие подруги, усомнились в правомерности применения к ним норм о контроле за расходами чиновников, ведь они не обязаны подтверждать законность происхождения средств, на которые приобреталось имущество.

А прямых доказательств того, что источником этих средств были незаконные доходы Захарченко, Генпрокуратура представить не смогла. Но Конституционный суд напомнил, что подобная конфискация «относится к особым правовым мерам» и направлена на эффективное противодействие коррупции и защиту конституционно значимых ценностей. Установленный порядок ее применения позволяет обеспечить баланс публичных интересов борьбы с коррупцией и частных интересов собственника, приобретшего имущество, так как не лишает такое лицо права представить в суд доказательства законности происхождения средств, на которые приобреталось имущество. Спорные нормы не противоречат Конституции, так как не предполагают принятия произвольных решений об обращении имущества в доход государства. Проверка же законности и обоснованности вынесенных в отношении заявителей судебных решений в полномочия Конституционного суда не входит, разъяснили судьи.

Конституционный суд просто написал, что коррупция — это плохо, но не дал никакой оценки доводам заявителей, говорит адвокат родителей Захарченко Валерия Туникова.

Суд даже не ответил на вопрос о законности изъятия денег, недоумевает она, хотя еще в 2016 г. разъяснял, что по смыслу закона о контроле за расходами взыскание может быть обращено лишь на прямо указанное там имущество (недвижимость, транспортные средства, акции и т. п.). Изымать же денежные средства можно, только если они получены от реализации имущества, законность приобретения которого чиновник не смог доказать.

Фактически Конституционный суд поставил точку в этом споре и теперь в доход государства может быть обращено имущество любого человека, если он не докажет законность его происхождения, констатирует адвокат Захарченко Александр Горбатенко.

Причем доказывать это следует при помощи справки из налоговой по форме 2-НДФЛ, потому что, как показала практика, другим доказательствам суды не верят. Адвокат напоминает, что после решения по делу Захарченко число подобных дел резко выросло. Пока законодатели только обсуждают возможность распространения действия закона о контроле за расходами чиновников на более широкий круг лиц, не ограниченный членами их семьи, суды де-факто уже это сделали, недоумевает Горбатенко.

В конце прошлой недели Головинский суд Москвы взыскал в пользу государства активы более чем на 6 млрд руб. с обвиняемого во взяточничестве полковника ФСБ Кирилла Черкалина и его родственников. Под конфискацию не попала только квартира, выделенная его родителям по договору социального найма и впоследствии приватизированная.
У всех на слуху несколько громких антикоррупционных дел и с пропагандистской точки зрения они чрезвычайно эффективны, однако это работа на публику, считает адвокат Алексей Мельников.

Проблема, по его мнению, в том, что нормы о конфискации могут работать на интересы общества только при наличии самостоятельного и независимого суда, в противном случае любого можно назначить держателем имущества коррупционера и под этот каток может попасть любой — по самым экзотическим основаниям вроде знакомства или сделки с имуществом. На самом деле практика упрощенной конфискации имущества у третьих лиц уже достаточно широко применяется, отмечает адвокат: «С моей точки зрения, конфискация собственности — это серьезнейший акт, который не может происходить произвольно и обоснование которого должно быть убедительным. У нас же прокуратура давно ничего не доказывает — она просто излагает свою позицию, а суд с ней соглашается». Такие дела — это очередной удар по инвестиционной привлекательности России, поскольку они демонстрируют очень отличное от цивилизованного отношение к институту собственности, резюмирует Мельников.



Данное уточнение запо
здало лет на тридцать.  Воровской ход налажен по всей стране. Ну не будут же они сами с собой воевать?
Как они собираются конфисковывать в доход государтсва дворцы и поместья вообще никак не зарегистрированные? Даже у нас в тульщине я таких строений могу найти несколько сотен не вставая с кресла. Как конфисковать то, что стоит за высоким забором сияя медной черепицей и при этом не отражено ни в кадастре, ни в налоговом учёте?






Офицер НКВД

Штрихи к портрету лидеров боливийского переворота



Штрихи к портрету лидеров боливийского переворота.
Один из лидеров переворота является самым натуральным фашистом, возглавляющим боливийский аналог батальона "Азов".

Государственный переворот в Боливии во главе с лидером военно-христианского фашистского движения и мультимиллионером
Collapse )
аватарка

Соколовское 3.0


Официальный комментарий Егора Яковлева и редакции "ЦИ" по делу Соколова


Наша команда в течение года работала с Олегом Соколовым. Он был докладчиком на нескольких наших фестивалях и собирался выступить на ближайшем 1 декабря в Москве. Это налагает на "Цифровую историю" обязанность чётко высказаться относительно трагедии, развернувшейся в последние дни.

Видимо, я оказался одним из последних людей, которые разговаривали с Олегом Соколовым вечером 8 ноября: на следующее утро его обнаружили плавающим в Мойке с рюкзаком, в котором оказались отпиленные женские руки. Так вот накануне в 18.37 я позвонил ему, чтобы договориться о записи анонса его фестивальной лекции. На вопрос, сможет ли он уделить нам время, Олег Валерьевич категорически ответил, что он не хотел бы визита оператора в его квартиру: якобы его недавно ограбили и он боится посторонних.

Это меня слегка удивило, так как я и не собирался посылать оператора к нему домой: короткий комментарий гораздо удобнее отснять в университете в перерыве между лекциями. Услышав, что съемку можно провести в любом удобном месте, Соколов любезно предложил приехать к нему в Институт истории в среду, между часом и тремя, когда у него большой перерыв. При воспоминании об этом разговоре меня слегка потряхивает. Я стараюсь не думать, что происходило перед, во время или вскоре после нашего диалога.

Потряхивает еще и потому, что в отличие от большинства зрителей "Цифровой истории", которые знают только О.В. Соколова, я и мои товарищи знали также и Анастасию Ещенко. В медийном шуме, окружающем произошедшее, ее личности практически не уделяют внимания. Я не видел ни одного ее некролога. Знаете, это чудовищно несправедливо. Настя была очень скромной, воспитанной и деликатной девушкой. Она сопровождала Олега Соколова на всех наших фестивалях, помогая ему готовить презентации и демонстрировать их на большом экране.

Но гораздо важнее, что она вовсе не являлась безликой ассистенткой мэтра: в ней жил увлеченный самобытный исследователь. Помню, как интересно рассказывала она про действия российской дипломатии в Испании в период между Тильзитским миром и началом войны 1812 года. В ее лице профессиональная корпорация потеряла очень талантливого и подающего большие надежды представителя. А мир - просто хорошего человека. Любые попытки переложить ответственность за трагедию на нее мерзки и отвратительны.

Невозможно согласиться и с теми, кто пытается представить соучастниками преступления каких-то третьих лиц. У некоторых, очевидно, возникает соблазн оправдать или хотя бы объяснить преступление травлей, развязанной против историка Евгением Понасенковым. Принять эту позицию, каким бы вероломным интриганом не был Понасенков, невозможно. Травля была, но ведь была и мощнейшая моральная поддержка Соколова со стороны многочисленных зрителей Дмитрия Пучкова, а также Клима Жукова и "Цифровой истории". Напомню, что именно зрители оплатили услуги адвоката Соколова во время тяжбы с пресловутым автором "Первой научной истории войны 1812 года". Многие историки (да и не только историки), попав в тяжелую жизненную ситуацию, не могут даже мечтать о такой массовой поддержке. И тем не менее не совершают столь чудовищных поступков.

Это, однако, не значит, что мы как-то предвосхищаем решение суда. Мы просто надеемся, что суд окажется справедливым, и наказание будет вынесено согласно закону, который един для всех вне зависимости от регалий и авторитетов.

P.S. Данный текст был написан Егором Яковлевым, но согласован всеми членами редакции, которые присоединяются к его смыслу и содержанию (Федор Данилов, Алиса Мазурик, Анастасия Махина, Марина Сафронова). Редакция ЦИ категорически против попыток использовать преступление конкретного человека для демонизации исторического просвещения или исторической реконструкции.



Наредкость взвешенный и спокойный комментарий на случившуюся трагедию.