аватарка

Про Лайму Вайкуле

Буквы стырил тут.



31 марта 1954 года в семье латвийского рабочего Станислава Вайкулиса и латвийской продавщицы Янины Вайкуле родилась очаровательная дочурка Лайма. Латвия тогда, если кто не помнит, находилась под кованым валенком мерзкого совка.
Совок всего за десять лет до появления Лаймы изгнал из Прибалтики интеллигентных носителей древней европейской культуры. Поэтому жизнь в азиатской Риге была тяжела и беспросветна. В рамках невыносимой жизни девочка-простолюдинка Лайма, следуя личным пристрастиям, поступает в медицинское училище. Заодно принимает участие в детских вокальных конкурсах, организуемых советскими тоталитарными упырями для покорённых ими народов. Проявив себя способной исполнительницей, задружилась с неким Раймондом Паулсом, бросила медицину, пела и плясала в полную мощь. Потом становится солисткой варьете. Затем мчится в Москву учиться в ГИТИСе, знакомится с неким Ильёй Резником и решительно вступает с ним в творческий союз.
В общем, коммунисты всячески демонстрировали юной певице, что в этой стране ей ловить нечего. Чтобы сомнений у Лаймы оставалось поменьше, ей выдают на исполнение потенциальные большевистские хиты — “Вернисаж”, “Ещё не вечер”, её зовут на фестивали, вручают призы и награды.

На закате СССР, почуяв, что оковы наконец падают и уже пора выходить на мировой уровень, Лайма Вайкуле убывает покорять США. Там ей выдают звание “Русская Мадонна”, что крайне странно, учитывая, что певица откровенно нерусская, происходит из Латвийской Империи, которая не имеет к России ни малейшего отношения. А вот миллиардов долларов в США Лайме никто почему-то не выдаёт. Это практически необъяснимо, учитывая, что США — страна безграничных возможностей, где суперзвездой неминуемо становится каждый, у кого есть талант. Приходится переходить к плану “Б” — то есть, возвращаться.

Тем временем могучая Латвийская Империя наконец обретает независимость от сиволапой Рашки. Однако исполнительница, в детстве даже не говорившая по-русски, почему-то продолжает десятилетиями пастись в Москве и окрестностях. Поёт, снимается в кино. Головной офис группы компаний Лайма-Люкс находится почему-то на Новом Арбате, а вовсе не в центре Риги.
Государственный переворот на Украине в 2014 году не сильно повлиял на географию гастролей нашей героини — если ты гражданка Евросоюза, конфликт вокруг Крыма и Донбасса — вроде как не твоя война, поэтому выбирать сторону не требуется. Тем не менее, Лайма Вайкуле сторону всё-таки выбрала.

11 августа СМИ г. Одессы опубликовали выжимку пресс-конференции с гостьей из Риги, где помимо прочего был поднят вопрос возможных гастролей Вайкуле в Крыму:

- Если бы вам предложили посетить с гастролями Крым, вы бы согласились?
- Нет. Нам запрещено. Нам, европейцам. Я туда не поеду, какой бы гонорар мне ни предлагали.


13 августа в эфире передачи “Время покажет” Лайма сообщит, что слов про гонорар она не произносила. Мол, произнёс их журналист, а она ответила “да”. Также расскажет, что в Крыму ей нельзя работать в соответствии с неким “запретом” Евросоюза, а нарушать закон она не желает.
Ушлость и сноровистость гнилых укро-журналистов, прибегающих к провокациям и подтасовкам, сбрасывать со счетов категорически нельзя. Но есть мнение, рассказы про “запрет” со стороны Евросоюза на выступления в Крыму — деликатно выражаясь, неправда. Эдуард Запашный по данному поводу сказал следующее:

Сейчас Лайма прикрывается тем, что существует якобы какой-то европейский запрет, хотя все мы с вами знаем, что никакого европейского запрета нету. Я несколько раз уже бывал в Крыму. После этого спокойно въезжаю на территорию всех европейских стран, и никто никаких санкций против меня, кроме Украины, не вводит. Поэтому здесь чистой воды обман.


Дозвонившаяся в эфир телепередачи зрительница из крымского города Севастополь рассказала о завершившемся 12 августа фестивале “Опера в Херсонесе”, куда каким-то чудом прибыли германские, австрийские, итальянские исполнители. Видимо, на родине их теперь ожидают жуткие кары — ведь им, европейцам, нельзя.


Отказ от гастролей в Крыму ради сохранения дохода со свидомой публики — позиция с коммерческой точки зрения понятная. Но теперь по итогам не сильно ловкого виляния задницей может получиться так, что и укры обидятся, и в России получишь клеймо на долгие годы. Возможно, есть смысл уверенно сидеть на каком-нибудь одном стуле, а не ёрзать между двух.


На пресс-конференции в Одессе Лайма не постеснялась ответить на вопрос, есть ли у неё ностальгия по Советскому Союзу:

Нет и нет! У меня нет и не может быть ностальгии по СССР! Я счастлива, что все это разрушилось. Хотя было тяжело. Может, это и вам предстоит в Украине. В 90-х я увидела человека, у которого вместо обуви были зимой газеты. Переход был очень тяжелым. Я в политике ничего не понимаю, но если вы вступите в Евросоюз… Я знаю, что любой переход очень сложный. Мы прошли это. В Латвии десять лет была нищета. Но сегодня мы счастливы.

Негатив Вайкуле по отношению к СССР понятен. Представительнице угнетённого коммунистами великого латвийского народа пришлось, как мы помним, нелегко. Если чего и достигла, то вопреки проклятому совку. Но свидомым друзьям Лаймы надо бы прислушаться к словам гостьи о радостях разрушения повнимательнее — особенно про газеты вместо обуви в процессе сближения с чудесным Евросоюзом. Ну и про счастье через десять лет для тех, кто почему-то не уехал и может гастролировать по России.

Конечно, Украина раз в двадцать крупнее Латвии по числу жителей, так что газетно-обувной тренд может остаться актуальным на куда более длительный срок. Удивляться этому не надо.




Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.