logograd (logograd) wrote,
logograd
logograd

Categories:

Литературная пауза...


«Ивашкиными штанишками» в деревне называли речную старицу близ деревенских покосов, которая так сильно заросла лесом, что пробраться к воде можно было только с одной стороны, со стороны «штанишек». Это было излюбленное место деревенской детворы. Здесь они проводили практически всё лето в купаниях у берега и незатейливых играх, до тех пор пока не наступал Ильин день. После этого купаться в озере никто не рисковал.
*****
Андрейка скатал одежду в комок, сунул его в целлофановый пакет, который стащил у матери, завязал пакет узлом, к узлу примотал кусок бечевки. Привязал пакет к поясу и полез в воду.



В это раннее летнее утро земля исходила туманом, над водой висело белёсое марево, и другой конец старицы не проглядывался. Оба берега бывшей реки заросли кувшинками, но в центре вода была свободна от всяких растений, из-за глубины. Андрейка плыл «по-собачьи», стараясь сильно не бултыхать ногами. Во-первых, было очень страшно, а, во-вторых, вода была тёплой только сверху, снизу была очень холодной, наверное, из-за родников.

Солнце поднималось, и туман начинал колыхаться, ходить полосами и искажать всё вокруг. Андрейке мерещились черти, упыри, лешие и прочий сказочный люд. Всё, чем его пугали взрослые деревенские пацаны, находило своё отражение в причудливых корягах, сломанных деревьях и раскидистых ракитах. Но он упорно плыл к своей цели, не давая страху пробиться в душу.

Плыл он на другой конец старицы, туда, куда нельзя было пройти берегом из-за буреломов, злейшей крапивы и страшных рассказов деревенских пацанов. Но туда и так никто не ходил.

Поднявшееся чуть выше солнце начало рвать туман в клочья, и уже стал проглядывать недоступный берег, к которому так стремился Андрейка.

Вдруг он услышал женский смех. Сердце его заколотилось так сильно, что он запаниковал и чуть не нахлебался воды. Загребая влево, он доплыл до раскидистой ветлы, что опустила свои ветви прямо в воду, и забился в самую  паутину ветвей, из воды торчали только голова с выжженными солнцем до белёса волосами да пакет с вещами. Стараясь не дышать и не тревожить воду, он вглядывался в пологий берег, который только-только стал проглядывать в неверном тумане.

В мареве тумана, у пологого берега, заросшего травой-муравой, на полузатопленном дереве, по пояс в воде сидела русалка. Она плела венок из кувшинок и что-то тихонько напевала. Иногда пение прерывалось заливистым смехом. Пальцы ловко перебирали цветы, и в руках русалки появлялась волшебная корона из кувшинок.

Андрейка не верил своим глазам, значит, взрослые ребята не обманывали, значит и взаправду в Ивашкином озере водились русалки. Мысли неслись в голове со скоростью ветра, был забыт и утренний страх, и неумение плавать «как взрослые», и длинный путь в утреннем тумане, и ноги, которые сейчас окутывал холод. Всё это отошло куда-то на второй план.

Русалка была очень красивая, хотя, как ему показалось в неверных клочьях тумана, очень старая. Её длинные светлые волосы опускались до самой воды и там расплывались по поверхности светлыми струйками. Они шевелились и казались живыми. От такой картины пересыхало во рту и екало в животе. Но он всё равно, не отрываясь, смотрел на это чудо.

Русалка доплела свою корону и надела её на голову. В это время Андрейка увидел её  упругую грудь с розовыми сосками. Сердце ёкнуло и забилось куда-то вниз живота. Русалка вертела свою цветочную корону, устраивая её поудобнее, и русалкины прелести смотрели на Андрейку честно и открыто. Спроси его сейчас кто-нибудь, сколько будет «дважды-два», он бы не ответил.

Туман окончательно уступил место утреннему солнцу и улетучился. Русалка соскользнула в воду и медленно поплыла к берегу. Там она вышла на траву-мураву, и Андрейка увидел, что никакого рыбьего хвоста у неё нет. Есть обычные человеческие ноги. И оказалась она вовсе не старой, а даже очень молодой, никак не больше пятнадцати лет, девочкой с тонкой талией. Он даже глаза протёр от удивления.

Русалка скрылась за огромным дубом и вышла оттуда через минуту в лёгком цветастом сарафанчике. Она остановилась на берегу, тряхнула русыми волосами и посмотрела, как ему показалось, прямо на Андрейку. Как она могла его видеть среди ветвей старой ветлы? Но Андрейка на всякий случай прикрыл глаза. Когда он их открыл, на берегу никого не было. Солнце вступило в свои права, и пора было убираться отсюда.
*****

До места, откуда он выбрался в свою отчаянную утреннюю вылазку, он плыл дольше, чем добирался до русалкиного берега.

Все его мысли занимала русалка, которая волшебным образом из старухи превратилась в девочку-подростка, и её нечаянно увиденные прелести. Когда он вспоминал об этом, он отчаянно краснел, смущался и начинал загребать куда-то в сторону. Потом выравнивался и продолжал своё плавание.

На берегу «Ивашкиных штанишек» деревенские пацаны уже распалили маленький костерок и, о чем-то споря, поджаривали на прутиках кусочки черного хлеба.

Они удивились, когда увидели, кто подгребает к берегу в такой ранний час. Побросав свои дела, они подбежали прямо к воде и помогли уставшему Андрейке выбраться на берег.

Он молча дошел до костра, развязал пакет и вытряхнул на песок вещи.  Натянув на себя застиранную, линялую майку и шорты с одной лямкой через плечо, он повернулся к молчавшей толпе и сказал: «Она там была. И я её видел». И ушел.

Других подробностей своей встречи с русалкой он так никому и не сказал.



Tags: литературная пауза, микрорассказы, проза
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments